Исследования в наркологии

Резюме: За 25 лет работы с наркотической зависимостью нами было проведено много исследований, которые позволили сделать работу с зависимыми людьми более эффективной и устойчивой, а также позволило создать два новых метода «Кристаллизация мышления» и «Суггестия в состоянии концентрации внимания по Гребневу».  В статье описаны исследования и их значение в работе с зависимыми людьми. Ключевые слова: когнитивная психотерапия, метод «Кристаллизации мышления», наркотическая зависимость, алкогольная зависимость, «Суггестия в состоянии концентрации внимания по Гребневу», исследования в области психотерапии зависимостей, гипнотерапия.

УДК 615.851

 

THEORY AND PRACTICE IN PSYCHOTHERAPEUTIC WORK WITH NARCOTIC DEPENDENCE.

S.A. Grebnev  Private practitioner, Yekaterinburg

Grebnev Sergey A. — the leading psychotherapist under the version PPL in 2010;  recognized by the European Association for Psychotherapy therapist, Master of practices NLP and the coach;  author of the method of «Suggestion able to concentration of attention».

Author of books: «The Psychology and Psychotherapy of alcohol dependence». Yek., 1998 and «Drug dependence. Psychotherapy or … patterning thinking?». — Yekaterinburg, 2013/

Yekaterinburg    Tel. +7 912 24 24 142  www.доктор-гребнев.рф     dr.grebnev@mail.ru

Summary: For 25 years of working with drug dependence, we conducted many studies that made it possible to make work with dependent people more efficient and sustainable, and also created two new methods, «Crystallization of Thinking» and «Suggestions in the state of attention concentration according to Grebnev.» The article describes the research and their significance in working with dependent people.

Key words: cognitive psychotherapy, «Crystallization of thinking» method, drug addiction, alcohol dependence, «Suggestion in the state of attention concentration according to Grebnev», research in psychotherapy of addictions, hypnotherapy.

Одним из способов работы с наркотической зависимостью на этапе после устранения абстинентного синдрома является психотерапия. Многие психотерапевтические методы неплохо зарекомендовали себя в работе с алкогольной зависимостью, но с наркотической многое обстоит иначе. Двадцать пять лет назад мы стали использовать ряд психотерапевтических методов в работе с наркотической зависимостью. Среди них были такие как: классические формы гипнотерапии, эриксоновская гипнотерапия, когнитивная психотерапия и РЭПТ, позитивная психотерапия, нейролингвистическое программирование, гештальттерапия, ребефинг, эмоционально-стрессовая психотерапия и ряд других. Плюс к этому использовали около 5 вариантов эффекта  25-го кадра;  вариант биологически обратной связи с использованием специальных компьютерных программ.

Ни один из перечисленных методов не оказался полностью эффективным. Более того,  был замечено, что в одном и том же методе разные технические приемы  действовали разнонаправленно. Чаще всего наблюдался временно положительный эффект от совершаемого процесса, который длился в пределах одного – шести месяцев.  Другие приемы провоцировали на  употребление наркотиков в течение суток.  Примером служит гипнотерапия с прямыми указаниями на отказ  от наркотиков. Достаточно часто после проведенного сеанса на следующий день пациент вновь принимал наркотик.  Тоже наблюдалось и после проведения некоторых техник нейролингвистического программирования (психотерапии).   Например, «договора двух частей» или «наркотик выбора».  Последний технический прием при всей своей позитивной реакции на момент проведения (на несколько часов позволял устранять явления абстинентного синдрома при опийной наркомании), тем не менее, вскоре провоцировал прием наркотического средства. Или, например, эриксоновская психотерапия помогала быстрее погрузить человека в состояние транса, но плохо работала на забывание о приеме наркотиков, а некоторые когнитивные техники работали по принципу:  «А Васька слушает, да ест». Тем не менее, были психотерапевтические приемы, которые реально помогали в избавлении от зависимости. В связи с этим возникла необходимость проведения ряда исследований, которые позволили сделать нашу работу более стабильной.

Первые наши исследования  касались выбора психотерапевтических техник и приемов, которые реально помогали наркозависимым людям. На это ушло около 5 лет активной работы. Каждая успешная техника неоднократно проверялась, многие видоизменялись и  шлифовались.  Постепенно  сформировалось два новых метода: «Суггестия в состоянии концентрации внимания по Гребневу» и «Кристаллизация мышления». Первый метод можно отнести к гипнотерапии, второй к когнитивным методам со своим алгоритмом работы.

Следующей задачей нужно было разобраться в причинах, приведших к приему наркотиков. В руководствах по лечению наркозависимости чаще всего упоминаются следующие причины: психотравма, деструктивное воспитание, наследственность.  Пытаясь разобраться в этом, мы  обращали внимание на эти факторы. За 25 лет работы через наш центр прошло более 1000 человек. Анализируя причины, по которым человек мог начать прием наркотика, мы пришли к выводу, что указанные выше факторы, хоть и имеют место быть, тем не менее, считать их истинной причиной, способной побудить к приему наркотиков, можно с большой натяжкой. Подавляющее большинство наркозависимых людей действительно говорили о психологической травме, которую они якобы испытали в юности и детстве. Но чаще всего, они вспоминали о ней с большим трудом. Второе, об этом они вспоминали  под влиянием наших расспросов. И третье,  психотравмы часто были больше надуманными, чем реальными: ссора с родителями, поставили в угол, не приобрели игрушку и так далее. Кто из нас не испытывал в детстве и юности подобные «психотравмы»? С другой стороны  далеко не все люди, испытавшие более серьезные психотравмы: потерю родных в юные годы, изнасилование, разбойное нападение и многое другое даже не подумали о приеме наркотиков. Мы наблюдали многие семьи, где росло двое детей, с разницей в возрасте 2-3 года, где один начал принимать наркотики, а второй отказался. При этом их воспитание в семье было практически одинаковым. Соответственно одинаковыми были и психотравмирующие ситуации. В результате наблюдений для нас психотравма, как ведущий фактор начала приема наркотиков стала не актуальной, а иногда даже абсурдной.  Второй фактор – деструктивные отношения в семье.  Они есть в любой семье, где есть зависимый от наркотиков человек. Более того, эти отношения имеют свою динамику развития по мере борьбы за личность.  Как правило, вначале чаще всего присутствуют уговоры отказаться от наркотиков. Постепенно они сменяются  шантажом или угрозами. Затем появляется безразличие и потом, если человек остается в проблеме, все повторяется. В зависимости от того, на каком этапе специалист приступает к работе, он увидит разные формы отношений. Третий фактор – наследственность действительно прослеживается в наследовании психопатологии, которая часто усложняет процесс  ухода от зависимости. Наследственностью можно назвать не только реакцию организма на появление в нем алкоголя или наркотиков, но и  стереотип социального поведения: использование алкоголя в застолье; выбор способа снятия стресса или просто усталости; как  способ раскрепощения и многое другое.

С нашей точки зрения ведущей причиной начала употребления наркотиков является система убеждений (взглядов) и сформированных на их основе привычек,  которые  способствовали первому приему наркотика.  Именно работа по изменению убеждений позволила повысить результаты и привнесла стабильность.

Другое исследование касалось различий восприятия наркотических веществ у людей принимавших их и отказавшихся от приема. При том, что и те и другие изначально знают о последствиях приема наркотиков, но их стратегия реагирования на первичный прием наркотика различна. С этой целью было опрошено большое количество людей, начавших принимать наркотическое вещество и отказавшихся от него. У людей, отказавшихся от приема наркотика, система восприятия всегда ориентирована на негативные последствия: дискомфортное состояние измененного сознания, когда исчезает возможность контролировать свои действия; формирование абстинентного синдрома; появление выраженной зависимости с последующими проблемами со здоровьем, законом, с родными и многое другое. У людей, начавших прием наркотика, акцент в восприятии делался не на негативных последствиях, о которых они знали, а на ожидании получения удовольствия от употребления наркотика. Различия в фиксации отношения к наркотическому веществу позволило нам создать новую технику изменения стратегии реагирования на него.

Четвертое исследование касалось способа изменения ложных убеждений, удерживающих человека в проблеме.  По мере того, как мы изучали эти убеждения, стало понятно, что существует две основные группы убеждений. Первая группа – это убеждения, которые способствовали первичному приему наркотика. Вторая группа – убеждения, удерживающие человека в проблеме. И первая и вторая группы имеют осознаваемую часть и неосознаваемую, которые формируют ее и поддерживают. Осознаваемые убеждения, как первой, так и второй группы знакомы практически всем специалистам. Это такие как: любопытство, интерес, «я смогу отказаться от них в любой момент», «я не такой как другие наркоманы»;  «наркотик помогает устранить неприятные ощущения», «наркотик умеет ждать», «бывших наркоманов не бывает» и многие другие.   Именно с осознаваемыми убеждениями чаще всего работают психотерапевты.

Наше исследование касалось глубинных убеждений, которые поддерживают осознаваемые. Поскольку глубинные убеждения индивидуальны, то они в процессе работы сначала изучаются, а затем меняются. Изменение поддерживающих, второстепенных по отношению к основному, убеждений  оказалось проще и быстрее, чем основного. По мере их изменения, основное разваливалось быстрее и незаметнее. Работа с такими убеждениями частично описана  в патенте № 2360662 от 10 июля 2009 г.  Кроме этого, становилось понятно, что предложенные нами для пациента новые убеждения приживаются  хуже, нежели те, к которым  мы его подвели и он «открыл»  их для себя сам. Элегантным способом, помогающим пациенту принять для себя новые убеждения стал авторский метод «Кристаллизация мышления», зарегистрированный в 2013 г. Особенностью этого метода является определенный алгоритм работы и задавания вопросов, максимально быстро ведущий к инсайду и формирования новых устойчивых убеждений, исключающих употребление наркотических веществ.

Пятое исследование касалось механизмов  закрепление новых убеждений, к которым пришел человек.  Как известно, не все новые убеждения приживаются и становятся постоянными. Многие из них подвергаются сомнению, а затем замещению или вытеснению; иногда рационализации или игнорированию. Наша задача – сделать новое убеждение максимально стабильным. Обычно в этих целях используется прием многократного повторения, либо проведение соответствующего внушения в гипнотическом состоянии. Мы долго искали формы гипнотических внушений (суггестий),  которые позволили бы существенно быстрее закрепить новые убеждения, к которым подвели пациента.  Постепенно сформировался метод «Суггестия в состоянии концентрации внимания по Гребневу», который позволил формировать новые убеждения в разы быстрее. Метод зарегистрирован в 2012 г., и относится к новой форме гипнотерапии. С гипнотерапией его роднит ряд характерных  признаков: глубина погружения, ряд гипнотических феноменов,  отслеживаемых по невербальным   реакциям. Тем не менее, у него есть существенные отличия,  как от классических методов, так и эриксоновского подхода. В первую очередь формой погружения. Погружение идет через четкие и ясные вопросы, ведущие к инсайду, что отличает его от классической гипнотерапии, где используются либо прямые внушения, либо расплывчатые фразы и эриксоновской гипнотерапии, где  погружение идет за счет обобщений, неопределенных команд, запутывания действий клиента, предоставления ложного выбора и так далее. Второй отличительной чертой является продолжительность транса, который длится от нескольких секунд до 3-5 минут.  Количество таких состояний может достигать до 5-7 раз за 50 минут работы. Для сравнения, в классических методах гипнотерапии и эриксоновском подходе погружение в состояние транса занимает в среднем от 3-х до 20 минут, а нахождение в этом состоянии обычно составляет от 20 минут до 1,5 часов. Третьей особенностью являются проводимые суггестии. Внушения только подтверждают новые убеждения, к которым пришел пациент. Воспринимаются они как дополнительное подтверждение правильности новых взглядов, а потому воспринимаются безоговорочно и становятся личными. Никоим образом проводимые суггестии не должны исходить из убеждений специалиста, и тем более навязываться пациенту. На проведение суггестий отводится всего несколько секунд. В классической гипнотерапии на процесс внушений обычно отводиться около 25-40 минут. Внушения носят рекомендательный либо запретительный характер новой формы поведения (забыть или отказаться от наркотика, испытать к нему отвращение и так далее). Проводимые внушения не всегда совпадают с убеждениями клиента, даже если они желательны для него.  Четвертой особенностью является отсутствие сноподобного и постгипнотического состояния.  При этом человек не засыпает, глаза остаются отрытыми, а он просто погружается в собственные размышления на короткий промежуток времени, делая для себя важные умозаключения или даже открытия. Такую работу клиент воспринимает как состояние размышления или задумчивости. Пятой особенностью является глубина переосмысления существовавших убеждений и суждений и точка воздействия.  Мы способствуем изменению системы ложных убеждений, а не поведения (отказаться, забыть, испытать отвращение). Изменив убеждения, пациент невольно изменит и поведенческие реакции.  Такая тактика является более эффективной формой воздействия. Все это делает авторский гипнотический транс принципиально новым методом влияния. С одной стороны активизирующего клиента к поиску собственного решения и повышению личной мотивации на реализацию этого решения, с другой стороны предоставляет хорошую возможность закрепить новое убеждение с помощью дополнительных коротких суггестивных воздействий.

Шестое исследование касалось изменения  стратегии реагирования на наркотик: формирование конгломерата из новых убеждений; изменение эмоционального реагирования на него;  умения предвидеть последствия своих поступков и многое другое.

Практика использования проведенных исследований показала высокую эффективность нового подхода по сравнению со многими методами психотерапии. Но в тоже время не исключает их использование, правда с учетом существования негативных последствий от некоторых приемов. Психотерапевтические приемы можно использовать по своему усмотрению и обязательно для формирования новых навыков, которые способствуют закреплению убеждений. Особо хочется сделать акцент на развитии таких навыков как  держать данное обещание (проводится в присутствии и с участием семьи), ставить цели и достигать их.  Другие необходимые навыки описаны в патенте   № 2360662 от 10 июля 2009 г.

И последнее. Практика подсказала, что важной частью работы является работа с ценностями личности. Ценности, которые декларирует сам клиент и ценности, принятые в его семье.

Все описанные мероприятия обеспечили максимально стабильный результат работы с зависимым человеком равный 60-65% отказа от наркотиков год и более.

 

Библиография

  1. Гребнев С.А. Психология и психотерапия алкогольной зависимости. Екб. 1998.
  2. Гребнев С. А. Наркотическая зависимость. Психотерапия или … структурирование мышления? Екб., 2013
  3. Эриксоновский гипноз (искусство изменений). Моделирование бессознательного. М., 1995.
  4. Актуальные проблемы возрастной наркологии. \\ Материалы Всесоюзной междисциплинарной научно-практической конференции под редакцией Е.Н. Кривулина, Н.А. Бохана. Чел. 2012 г.
  5. Лечение зависимостей: полный справочник. М.П. Быков и др. – М.: Эксмо, 2008. – 635с.
  6. Наркология: национальное руководство / Под ред. Н.Н. Иванца, И.П. Анохиной, М.А. Винниковой — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. — 720 с. — (Серия «Национальные руководства»)